Раушан БУРКИТБАЕВА-НУКЕНОВА: Смысл жизни заключается в том, чтобы найти себя

Ее называют поэтом новой эпохи, наделенной ярким талантом и тонким ясным умом. Ее динамичное, поразительное по силе творчество радует новизной восприятия, свежестью идей и бесконечной палитрой красок. Чудесный поэт и лирик, она подмечает все, что ускользает от привычного взора, помогая нам духовно обогащаться, открывать новые горизонты реалий, понимать этот многообразный мир с его традициями, цветом, ароматом, звуками…

Текст_Светлана ЛЫСЕНКО
Фото_Альбина АБУЗАРОВА

 

Раушан Буркитбаева-Нукенова, безусловно, ярчайшая звезда казахстанской литературы. С тех пор, как она опубликовала свое первое стихотворение в Джамбульской областной газете «Знамя труда», прошло сорок лет. Все эти годы она находится в активном творческом поиске, результатом которого стали четырнадцать сборников великолепных поэм, стихотворений, прозы, которые сегодня переводят на английский, испанский, французский языки. И она продолжает оттачивать свое мастерство, расширять диапазон интересов, и, как истинный художник, задается вопросами: что оставит людям, каким целям служит ее творчество, какова вообще роль поэзии в нашей жизни?

– Раушан, в последнее время к вам проявляют повышенный интерес российские издатели. Вашу книгу «Полынный ветер» перевели на английский язык. Есть перевод четырех сборников ваших стихотворений на французский язык. С чем это связано?
– (Улыбается). Наверное, критики и редакторы видят в моем творчестве то, чего сейчас так не хватает нашему обществу – лирический романтизм, чистоту слога, ответственность перед читателем и совестью. Творчество не терпит фальши. Мои стихи – это моя исповедь, мой посыл в будущее.

– А каких поэтов любите вы?
– Поэтов Серебряного века. Моя любимая поэтесса Белла Ахмадулина, ее можно читать бесконечно. Джахан Поллыева открылась для меня, как большой пламенный поэт-философ. Импонирует также творчество Эмили Дикинсон. Это автор сложной судьбы, малоизвестный при жизни, однако впоследствии ее признали гением американской литературы. Стихи Дикинсон не имеют аналогов в современной поэзии. Она писала непривычно и не искала одобрения людей, не способных отделить второстепенного от главного, вызывая тем самым недоумение и непонимание общества. Но при вдумчивом прочтении ее стихотворений, можно уловить глубокий смысл, интересные идеи.
Люблю перечитывать Олжаса Сулейменова и не устаю поражаться масштабу этой многогранной личности. Я горжусь, что являюсь его современницей. Вообще, общение с такими гениями нашей эпохи, как он, Абдижамил Нурпеисов, дают мощный заряд, стимулируют к поиску творческих идей, пробуждают желание покорять новые вершины.

– Что еще вас может побудить «взяться за перо»?
– Мотиваторы могут быть разными. Иногда – распустившаяся вишня, а иногда – встреча с интересным человеком. Например, встреча в самолете с графом Шереметьевым вылилась в цикл стихотворений, которые вошли в Парижский сборник. Этот потомок знаменитого аристократического рода наделен колоссальной энергетикой и харизмой, но вместе с тем, он прост, обаятелен и приятен в общении.

– Вы недавно зарегистрировались в Facebook и теперь балуете своих виртуальных друзей и поклонников новостями из вашей жизни? А что вам пишут?
– Признаюсь, долгое время к социальным сетям я относилась скептически. Но полгода назад решила их освоить, и надо сказать, мне понравился этот опыт. Во-первых, появилась возможность узнавать о каких-то событиях, происходящих в стране и мире. Кроме того, я получаю приглашения на различные мероприятия, смотрю интересные ролики, которые выкладывают на своих страничках знакомые. А во-вторых, сама делюсь с людьми новостями и получаю на них комментарии. Иногда выкладываю раритетные фотографии или документы, относящиеся к знаменательным событиям, таким, как XI Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Гаване 1978 года, в котором я принимала участие. Людям моего поколения приятно вспоминать такие моменты.

– Что нужно поэту, чтобы его считали народным?
– Возвращаться к своим истокам. Недавно я посетила родной Тараз. Войдя в родительский дом, где я выросла, – почувствовала душевный трепет, необъяснимое блаженство, прилив сил. Яблоки, растущие во дворе, речка, где мы купались, тропинки, по которым ходила с папой… – все это такое родное и безмерно дорогое! Это наши корни, родина, память. Как воробышек, купаясь в мягкой, как пудра дорожной пыли, очищает свои перышки, так и я пропитываюсь энергией матери-земли. Подобные поездки побуждают меня к воспеванию родной земли, природы, наших традиций…

– Сегодня очень много разводов в семьях. Как по-вашему, что тому причиной?
– Многое в семейных отношениях зависит от женщины. Если она терпелива, мудра, умеет прощать, сглаживать острые углы – ее семья обречена на долгое существование. Девушка должна осознавать, что, выйдя замуж, ей предстоит создавать и сохранять родовое гнездо, в котором будут расти ее дети, внуки, правнуки. Примером служат наши бабушки. Не думаю, что им жилось легче, чем сегодняшним женам, но тем не менее, благодаря их мудрости семьи распадались значительно реже. Очень удручает философия современных девушек, которые хотят все и сразу. Мы с моим мужем Мараткали вместе почти сорок лет, я прошла с ним путь, как в известном фильме, – от курсанта до генерала. Не хватает сегодня молодым людям настоящей искренней любви, терпения, стремления к духовному, а не внешнему самоусовершенствованию.

– Кто для вас пример в жизни?
– Мой отец. Три года назад он ушел из жизни уже в преклонном возрасте, но до конца своих дней сохранил ясность ума и доброе отношение к людям. Он был педагогом, занимал высокие посты в районном и областном отделах образования, пользовался непререкаемым авторитетом среди жителей региона. В бытность учительства организовывал для учеников досуг в летнее время, привлекая их работать на земельных участках, прививая тем самым любовь к труду. Он бескорыстно тратил свои средства, внимание, время на своих учеников и совершенно простых людей, нуждающихся в поддержке. Очень жаль, что в наше время такие люди встречаются редко.

– С кем вы делитесь сокровенными мыслями?
– Могу довериться, порой, самым случайным людям. Иногда в салоне красоты за какой-то процедурой разговоришься с мастером, и откровения льются сами собой. Все зависит от энергетики собеседника и моего настроения.

– Сегодня много говорят о Евразийстве. Что для вас означает это понятие?
– «Нет Востока и Запада нет, есть восход и закат», – писал Олжас Сулейменов. Хотя степному человеку, привыкшему к необъятным широтам и вольному ветру трудно втиснуться в рамки европейской культуры, которая требует обязательности и прагматичности. Зато восточные люди более гостеприимны и щедры, и более трепетно относятся к своим традициям и обычаям, закладывая в них сакральный смысл. Земля наш общий дом, и не надо его превращать в дом терпимости, нравственная чистота людей оздоравливает климат, биосферу. Я верю, что великодушие евразийского человека, как полынный ветер, разгонит облака горя и горечи, а дожди принесут благодатную влагу древу жизни.

– В чем по-вашему смысл жизни?
– Найти себя. Каждый человек приходит на эту землю с какой-то миссией и должен ее выполнить. Важно вовремя понять свое предназначение, оценить свои способности и возможности, чтобы найти правильный вектор их применения для достижения максимального результата. Помните, в книге Наполеона Хилла «Думай и богатей» есть история о мальчике, который был лишен слуха с рождения. Он нашел свое призвание в продаже слуховых аппаратов, работая в этой области, он помог тысячам людей обрести слух. Это, несомненно, было его предназначением. Даже с сильными физическими недостатками можно много сделать для человечества. Это не досужие рассуждения, я сама долгие, долгие годы боролась с тяжелым недугом, от меня отказывались врачи, институты, но не моя семья. Муж, взвалив на свои плечи, носил меня по лекарям, и в итоге мы победили, вопреки прогнозам медицины, хотя я сама врач по образованию. Перо ангела любви перевесило чашу весов жизни.

 

УЛОЧКИ ПАРИЖА
В коварстве я Париж подозреваю,
Когда по узким улочкам плутаю
В хитросплетении… Как в сеть-ловушку
Заманит. Комплименты шепчет в ушко.
Табачный дым набросив паутиной,
Ведет меня с улыбкой шута-мима.
А утонченный парфюмер Шанель
Слезой дождя украсит мадмуазель.
Провинциалка-ночь цепляется за крыши,
Не хочет уходить: «Хочу пожить в Париже!»
О, как ее – подругу понимаю,
Всем доводам, сочувствуя, внимаю.
Так изощряется и строит глазки,
Взывает к благодарности за ласки.
Платан поник, отшелестев листвой.
Он ветви распростер над мостовой.
В бульваре ждет, заглядывая в окна
Кафе и ресторанов. Будем мокнуть,
Скользить по лицам утомленных улочек,
Вдыхая аромат свежайших булочек!

ВНУКАМ АЙБАРУ, МИКАЭЛЕ-МЕРЕЙ, АЙСУЛТАНУ
Стихов, разрозненных страницы,
В главу единую сведу.
Сбиваясь в стаи, кличут птицы,
И я за ними вслед уйду.
За мной потянутся послушно
Мои оборванные сны.
И верят внуки простодушно, –
Я ненадолго, до весны.
В потертой книжке у постели,
Когда токуют глухари,
Меня услышите в метели,
В разбухшей, плачущей двери.
Качая звезды в лунной люльке,
Я колыбельную спою.
И, тая в хрипнущей сосульке,
За вас в углу я постою.
Не переспорить дождь летящий,
Печаль на окнах, как слюда.
Вся наша жизнь – миг преходящий!
Снега растают без следа.
Но свет моих далеких глаз
И озорство степной речушки
Сыны увидят, и не раз,
В капризах маленькой девчушки.

MONEY-КЕН И МУРА-ВЕЙ
В витрине застыл money-кен из пласт-массы
В обновках от Гуччи, Диор и Шанель.
Прохожих считает взглядом бесстрастным.
Так скучно ему, не манит постель.
Не ведая страха, не чувствуя боли,
Как елка, призывно сверкает огнем.
Заложник у моды он поневоле.
Восторг и девичьи мечты не о нем.
На подиум он не взлетит никогда.
Музыкой линий блистает Диор.
Маршрут облаков отражает вода
В зеркальной глади безумных озер.
Высокая планка диктует всем цены.
Шедевры портных шагают со сцены.
Трещат шкафы, ширятся гардеробы,
Сияют глаза, бриллиант высшей пробы.
Полет карусели вещей бесконечен.
Наш money-кен о-чело-вечен!
Без-дна шкатулка для побрякушек.
С-бренд-ил весь мир до цветных катушек.
Демон-стри-рует нас, как витрина.
Серою мышью пищит сердце-вина.
Плачет душа беззвучно, как дождь.
Кто ощутит времени дрожь?
Вот муравей, изучив все нутро,
Горько вздохнул – одно барахло!
Нечем ему здесь поживиться,
Разве для дома что-то сгодится?
И, прихватив, тащит молча пайетку,
Спешно покинул стеклянную клетку.
Но безучастен money-кен к муравью.
То хоть и мал, жизнь имеет свою!

ГОБЕЛЕН
Не ордам кочевников сдался я в плен –
Меня покорил твой ручной гобелен!
И тянутся нити из ветхих времен,
Как пыльные тропы под трепет знамен.
Вот облачно шерсти рукой теребя,
Свивает степнячка, надежду храня,
Нить мыслей тревожных колючек клубок.
Луна пусть отмерит незримый виток,
И грустная песня, как птица, кружит,
А конь быстроногий по полю бежит.
И горечью слез пропитались следы:
«Я верю, с восходом вернешься и ты!»
И стрелы летят через кольца веков,
Любимые ждут у родных берегов.
И скрыты от взоров тех встреч узелки,
Как звезды мерцая в полотнах реки.

Наши партнеры

Наши контакты

Алматы, ул. Сатпаева, 30а, 20 этаж, оф. 62

тел.: 8 (727) 387 17 40, 327 87 32

email: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.